Дочь Легуоступовой почернела от горя! В гибели певицы ищут криминальный след! Виновник всего

Дочь артистки Анетта Бриль уверена: ее мать подвергалась постоянному психологическому насилию. А потом дошло и до физической расправы.

Смерть 54-летней певицы Валентины Легкоступовой спустя сорок дней после ее свадьбы с яхтсменом Юрием Фирсовым теперь расследуют правоохранители. Похоже, в этой гибели есть криминальный след. И появляются новые шокирующие подробности. Эксклюзивное интервью «Комсомолке» дала дочь певицы Анетта Бриль.

Напомним, именно дочь после того, как певица две недели не выходила с ней на связь, поехала в ее квартиру и застала супругов в алкогольном опьянении, а маму — в ссадинах и гематомах. Причиной смерти артистки стала черепно-мозговая травма.

— Фирсов объяснял по телефону, что мама то спит, то не может ответить, — рассказала «КП» Анетта Бриль. — Мне это показалось странным. Поэтом мы с мужем без предупреждения поехали к ней в квартиру.

— Когда вы вошли, как вел себя Фирсов? Испугался?

— Нет, никакого испуга. Он сам по себе человек, который лезет на рожон, немного хабалистый. Но нам было важно хоть как-то помочь маме, поэтому мы на его наглость не обращали внимания.

— В каком она была состоянии?

— Сейчас, проконсультировавшись с врачами, я понимаю, что у мамы был так называемый светлый промежуток после травмы. Наступает момент, когда вроде все хорошо. А потом — резкое ухудшение. В принципе она была в адекватном состоянии, могла поддержать разговор. Была некая заторможенность, но это можно списать на алкогольное опьянение.

— Фирсов заявлял, что Валентина упала в ванной…

— А в ванной комнате просто невозможно упасть. Она очень маленькая. Там ванны вообще нет, есть душевая кабина. И при всем желании упасть в полный рост невозможно.

— Вы спрашивали маму, что случилось?

— Я сразу, как ее увидела, встревожилась. Начала смотреть на ее гематомы на руках. Говорю: у тебя ничего не болит? Она говорит: «Нет-нет». Я спросила: «Как так получилось?» Она сказала: «По-моему, я упала». Говорю: «А ты ничем больше не ударилась?» Она помотала головой. Фирсов при этом нам ничего не сказал. О том, что она упала, он стал говорить позже (после смерти певицы. — Ред.).

— Почему же мама не рассказала вам, что произошло на самом деле?

— Может быть, она была запугана тем, что происходило. Эксперты утверждают, что Фирсов действовал как абьюзер (психологический насильник. — Ред.). К сожалению, с насилием сталкиваются очень многие женщины, но не все могут в этом признаться, потому что есть внутренний барьер — стеснение. Думаю, мама либо побоялась, либо постеснялась.

Запретил везти в больницу

— Почему вы повезли их именно в наркоклинику? А не в травмпункт?

— Я предложила поехать в нормальную больницу. Но Юра сказал, мол, давай поедем туда, где я постоянно лечусь, нас быстренько прокапают, и мы встанем на ноги. И мама сказала: «Да-да, поедем туда». У нас, к сожалению, человека нельзя положить в больницу без его согласия. И если бы мы повезли их насильно, они бы просто не подписали согласие на осмотр.

— Получается, она во всем с ним соглашалась…

— Да. Это чистой воды абьюзинг! На мой взгляд, психологическое насилие над мамой было очень сильное. Он оградил ее от всех членов семьи — от меня, моего брата (младший сын певицы Матвей. — Ред.), от бабушки (мамы Валентины). С бабушкой у мамы всегда были такие теплые отношения, они раз по семь в день созванивались. Когда концертный директор звонил, Фирсов говорил, что теперь всеми вопросами занимается он: организацией концертов и получением за них гонораров. Мне он угрожал.

— Самая главная улика — в квартире были обнаружены следы крови, — рассказывает дочь певицы. — Они были на постельном белье, на полотенцах. Маленькие капли — на матраце, на полу. И, что нас очень смутило, была гиря (или гантель), которую поднимают и качают. И она была завернута в полотенце, тоже в крови.

Я в первый же день увидела следы крови. И когда состояние мамы стало критическим, я сразу позвонила и в полицию, и в Следственный комитет. Они сразу поехали в квартиру, сняли отпечатки пальцев, все сфотографировали. Сейчас мы ждем результатов экспертиз, назначенных комиссий, чтобы было понятно, что это ее кровь. Тогда уже можно будет делать дальнейшие выводы.

— А гантель раньше у Валентины когда-нибудь была?

— Нет. Это его гантель. Небольшая, как перекладина с двумя дисками.

— Правда, что был найден документ об отчуждении квартиры вашей мамы?

— Да, действительно была найдена записка об отчуждении квартиры. Этот документ находится в Следственном комитете. Не могу пока говорить, в пользу кого отчуждение квартиры.

— Можно допустить, что Фирсова интересовала ее квартира?

— Рано делать выводы, но мотив у него мог быть. Не зря же он спровадил из квартиры моего брата. Матвею 19 лет, и все эти годы он жил вместе с мамой.

— Фирсов нападал на вашего брата?

— Да. Когда он выпил, и Матвею показалось, что и от мамы тоже пахнет алкоголем, брат к нему подошел и сказал: «Юра, ты же знаешь, что у мамы непереносимость алкоголя. Ей нельзя пить». Видимо, это довело Фирсова до белого каления. Он начал бросаться на брата с двумя ножами, выбил дверь в его комнате и выставил его из дома без вещей и без документов.

— Может, надо было в полицию сразу позвонить?

— Матвей испугался. У него даже не было возможности мне в первые дни позвонить, потому что у него и телефона с собой не было. Он уехал в загородный дом и стал там жить. Сейчас Матвей переживает острейшую депрессию, нам даже пришлось положить его в клинику неврозов. Для него смерть мамы — жуткий удар.

«Влюбилась в убийцу»

— Казалось, что Валентина выходила замуж ради пиара…

— Нет, это не про нее совсем. Для нее любовь, семья были святыми понятиями, которыми нельзя играть.

— Врачи не говорили — можно было ее спасти?

— Если бы Фирсов сразу сообщил нам, что она ударилась, возможно, был бы шанс, но небольшой, потому что травма была очень страшная. Это закрытая черепно-мозговая травма, причем с двух сторон — и с левой, и с правой. И если почитать ее справку, любому понятно, что это абсолютно не разовое падение. При падении даже с высоты собственного роста невозможно так травмироваться. И невозможно получить такое количество травм, какие были у нее.

— Он ее истязал?

— Мы предполагаем, но будем ждать выводов Следственного комитета. То, что Фирсов преступник в плане того, что он психологический тиран, — это абсолютно точно. И мне очень страшно думать, что мама полюбила человека, который оказался убийцей.

— Сейчас с Фирсовым нет связи?

— Я даже не пыталась ему звонить. В этой ситуации звонить должен был в первую очередь он. Но человек не позвонил. Единственное, что он сделал, — написал бабушке (маме певицы. — Ред.) три слова: «Простите. Не уберег».

— Помните последние слова мамы?

— Последний наш разговор состоялся 7 августа в шесть часов вечера. Она сказала: «Юре что-то совсем плохо, он на капельницах». А последняя ее фраза была: «Я тебя люблю». Я ей сказала: «Мам, я тебя тоже люблю. Давай быстрее поправляйся, у нас с тобой много дел».

Вдовец — наследник первой очереди

— Фирсов заявлял, что они с Валентиной планировали уехать на Тенерифе, она там гражданство должна была получить?

— Вроде как они хотели уехать на ПМЖ в Испанию. И должны были даже проходить в посольстве собеседование на получение вида на жительство. До этого она выставляла на продажу всю свою недвижимость (в доме были деньги от продажи. — Ред.). Возможно, он хотел, чтобы она приобрела некую недвижимость, находясь с ним в браке, для того, чтобы в случае чего (например, развода) это имущество подлежало разделу 50 на 50.

— Как вдовец он может претендовать на наследство?

— Да, он наследник первой очереди.

— Претендует?

— Не знаю. Я с нотариусом не общалась, не могу сказать, открывал ли он дело о наследстве.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector